Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Как в Рязани лечат COVID-пациентов? Интервью из “красной зоны”


Наша группа ВКонтакте СМИ 62
Наша группа в одноклассниках СМИ 62
Скачайте приложение СМИ 62 для android

Как в Рязани лечат COVID-пациентов? Интервью из "красной зоны"

Многие наши земляки почему-то решили, что они умнее эпидемиологов. Считают, что всё, коронавирус отступил, маски надевать необязательно, режим самоизоляции соблюдать не нужно, а выходные можно смело провести на природе с друзьями…

Будем надеяться, что наше интервью с врачом-кардиологом кардиологического отделения больницы скорой медицинской помощи Марией КОВАЛЁВОЙ, уже не первый день работающей в «красной зоне» с ковид-пациентами, хоть кого-то переубедит.

«Помню тот день…»

— Мария Сергеевна, как давно вы работаете в «красной зоне»?

Как в Рязани лечат COVID-пациентов? Интервью из "красной зоны"— Больница скорой медицинской помощи начала работу как инфекционный госпиталь для пациентов с диагнозом COVID-19 и подозрением на него в начале апреля. Первыми к работе с больными подключились анестезиологи-реаниматологи и хирурги. В середине месяца врачи нашего отделения кардиологии также начали регулярно выходить к пациентам в «красную зону».

— Неужели не страшно было?

— Как такового страха не было. Однако я понимаю, что несу персональную ответственность не только за своё здоровье, но и за здоровье своих близких. У меня есть муж и маленький ребёнок. Когда я рассказала им о том, что буду ходить в «красную зону», и предложила изолироваться, они отказались.

– Проходили ли вы обучение для работы в «красной зоне»?

— Все врачи нашей клиники прошли обучение на портале непрерывного медицинского образования. Мы прослушали курс лекций об особенностях работы и уже в больнице прошли инструктаж. Все мы хорошо подготовлены к работе с ковид-положительными пациентами.

— Помните тот день, когда впервые надели СИЗ? Это сейчас, наверное, к ним уже привыкли?

— Я хорошо помню день, когда впервые надела защитный костюм и вошла в «красную зону». Как-то утром нам в отделение позвонили из приёмного покоя и сказали, что в больницу везут пациента с инфарктом и нужно срочно спускаться в реанимацию. Сомневаться и думать о том, что сейчас я впервые буду работать в «зоне», было просто некогда. Я шла к пациенту, которому была необходима моя помощь. Поэтому я просто собралась, оделась и пошла.

Учатся работать по-новому

— Расскажите о своём дне в «красной зоне»: с чего он начинается, как проходит, чем заканчивается.

— Наша работа в «красной зоне» начинается с осмотра пациентов в реанимации вместе с анестезиологами-реаниматологами. Затем поднимаемся к себе на этаж, где также занимаемся лечением и осмотром больных – измеряем давление, частоту пульса, сатурацию, назначаем и корректируем лечение. Мы постоянно находимся на связи с пульмонологами и инфекционистами Рязанского государственного медицинского университета им. И.П. Павлова – докторами и кандидатами медицинских наук. Мы привыкли видеть и пациентов, и своих коллег воочию. Но в новых условиях мы учимся работать по-новому.

— Помните свой самый сложный день?

— У нас был очень большой поток больных: за два дня к нам на этаж поступило более 30 человек с крайне тяжёлыми пневмониями. Причём это были достаточно молодые пациенты с дыхательной недостаточностью, в основном мужчины 40-50 лет, у которых не было сопутствующих заболеваний.

На грани жизни и смерти

— Много ли в вашем отделении больных коронавирусом? К вам поступают пациенты, у которых уже поставлен диагноз COVID-19? Или есть такие, у кого только подозрение на ковид?

— В нашем отделении находятся пациенты с подтверждённой коронавирусной инфекцией и подозрением на неё. Основной ориентир – вирусная пневмония и клиническое состояние больного. В стационар попадают только пациенты, которые находятся в тяжёлом состоянии и в состоянии средней степени тяжести. Больные, у которых заболевание протекает в лёгкой форме, остаются на амбулаторном лечении под наблюдением участковых врачей поликлиники.

Положительный мазок – это не главный критерий для госпитализации. К нам попадают пациенты с вирусно-бактериальными пневмониями, прежде всего, по клиническому состоянию и КТ-картине по классу тяжести, при этом результаты мазков могут быть только в работе. В мировой практике установлено, что мазок имеет специфичность порядка 70-90%. Поэтому мы лечим всех пациентов с ориентиром на ковидные пневмонии независимо от мазка в соответствии с наработанными мировыми стандартами лечения. Никто не попадает к нам случайно – есть жёсткие критерии госпитализации, проработанные приказами Министерства здравоохранения РФ.

— Многие ковид наивно чуть ли не с простудой сравнивают…

— Заболевание может протекать как в лёгкой, так и в тяжёлой форме. Носитель, естественно, скажет, что переболел легко и болезнь не опасна. А вот если спросить у пациентов, которые выписались из нашего госпиталя, как проходит заболевание, ни один из них не скажет, что очень легко, потому что многие находились на грани жизни и смерти. И после выписки они благодарят небеса и врачей за то, что выздоровели и могут вернуться домой к своим родным и близким. Так что это совсем не безобидная болезнь.

Коварная болезнь

— Расскажите, как лечите больных?

— Пациенты, которые находятся в госпитале, получают противовирусную и антибактериальную терапию в соответствии с современными рекомендациями по лечению COVID-19 Министерства здравоохранения РФ. Лечение согласовывается с пульмонологами и инфекционистами. В какой-то степени России повезло, что мы получили этот вирус позже, чем остальные страны, и потому мы уже можем опираться на опыт лечения китайских, европейских и американских коллег. У нас уже есть определённые наработки, которые сейчас продолжают дополняться учёными со всего мира, и мы действительно можем ориентироваться на это лечение.

— Есть ли больные у вас, у которых не было хронических заболеваний? У них ковид, наверное, в более лёгкой форме протекает?

— Безусловно, коронавирусная инфекции – болезнь коварная. Мы видим, что у пациентов, у которых есть ряд проблем, в том числе и сердечно-сосудистые заболевания, инфекция оказывает негативное влияние на течение этих патологий. При этом болезнь в тяжёлой форме может протекать и у тех пациентов, у которых нет хронических заболеваний.

Сейчас мы наблюдаем в госпитале большое количество мужчин 40-50 лет, не имеющих сопутствующих патологий. У них заболевание проходит очень тяжело. И это не только наше наблюдение – к такому заключению приходит российское и мировое медицинское сообщество. Поэтому не стоит питать иллюзий: это может коснуться каждого. Причём есть пожилые люди, которые переносят болезнь относительно нетяжело, а есть совсем молодые, которые находятся на грани жизни и смерти.

Рано говорить о «мирной» жизни

— Сколько дней нужно, чтобы вылечить больного с ковид? Может ли он после выписки уже контактировать с близкими, не боясь их заразить? Или опасность сохраняется?

— Заболевание протекает индивидуально, но процесс выздоровления небыстрый – в среднем две-три недели, а то и больше. Для врача-клинициста в первую очередь важны клинические улучшения, хороший результат КТ и лабораторные анализы, а затем уже отрицательный мазок. Только в таком случае больной уже не опасен для общества и может вернуться к своей семье, но соблюдать дистанцию и масочный режим ему всё равно необходимо. После выписки из госпиталя за состоянием пациента следит участковый терапевт, который по необходимости уже сам определяет, брать или не брать повторные мазки.

— Есть ли в вашем отделении положительная динамика? Можно ли сказать, что больных всё меньше?

— Со 2 апреля в больнице после лечения выписано более 250 человек. У нас большой поток пациентов. К сожалению, спада по количеству больных пока не ощущаем. Мы ежедневно выписываем пациентов, естественно, в удовлетворительном стабильном состоянии под наблюдение врачей поликлиник. Эти люди не могут сразу вернуться к обычной жизни и выйти на работу, потому что после такой тяжёлой болезни необходимо длительное восстановление. Положительных итогов лечения много. Мы учимся и по мере приобретения опыта, безусловно, сможем побороть это заболевание – все вместе, общими усилиями.

— Многие рязанцы уже решили, что опасность миновала. Смело выходят на улицу, не пользуются масками, встречаются с друзьями… Уверен, вам есть, что им сказать.

— Хештег #ОставайтесьДома актуален и по сей день. Естественно, выходить на улицу следует только по необходимости, соблюдая социальную дистанцию. Носить маску необходимо в местах большого скопления людей – в магазинах или в общественном транспорте. Но ещё рано говорить о возвращении к прежней, «мирной» жизни.

Материал подготовлен при участии пресс-секретаря БСМП Екатерины Расторгуевой и при содействии пресс-службы минздрава региона 

ДОСЬЕ

Мария КОВАЛЁВА. Врач-кардиолог 1-й квалификационной категории кардиологического отделения БСМП. Общий медицинский стаж – 13 лет, 10 из них работает врачом-кардиологом в БСМП. В 2007 году с отличием окончила РязГМУ им. И.П. Павлова, затем проходила интернатуру по терапии и в течение двух с половиной лет работала терапевтом в стационаре ГКБ № 5. Затем переспециализировалась на врача-кардиолога и начала работу по специальности в БСМП.

Источник

Новости партнёра:
↓
Подробнее в Общество
В Рязани выписали пациента, который дважды был на ИВЛ

Из рязанской больницы Семашко выписали пациента, который провел в реанимации 42 и дважды был подключен к аппарату ИВЛ. Об этом...

Потоп на Московском шоссе в Рязани ликвидировали

Последствия сильного дождя, прошедшего накануне в Рязани, ликвидировали. Об этом сообщила пресс-служба администрации города. Напомним, ливень привел к затоплению проезжей...

Закрыть